Раффи ПЕТРОСЯН: «Я волновался, показывая Армению скрытым армянам, они же – видя Армению…»

Недавно в программе «Ари тун» приняли участие 50 скрытых армян из Диарбекира (Тигранакерта). Инициатором этого выступил канадский пианист, инженер-строитель Раффи Петросян, кто вместе со своими единомышленниками осуществил работы про ремонту Диарбекирской церкви Сурб Киракос. Об этом беседа «Армяне сегодня» с Раффи Петросяном.

- Ремонт Диарбекирской церкви Сурб Киракос имел целый ряд причин.

Первое – доказать туркам и курдам, что до 1915 года здесь жили армяне, была очень большая армянская община – ведь они всегда отрицают этот факт. Реконструируя церковь на 3 тысячи верующих, мы преследовали цель привлечь внимание турок, чтобы те, ничего не знающие о Геноциде армян, благодаря церкви попытались посмотреть в лицо своему прошлому, истории.

Второе – церковь Сурб Киракос стала своеобразным памятником для тех армян Диаспоры и Армении, которые посещают Турцию, Западную Армению.

Третья, самая большая и важная цель – церковь Сурб Киракос подобно магниту должна притягивать  проживающих в Диарбекире скрытых армян. И это стало реальностью намного раньше, чем мы предполагали. Многие армяне, исламизированные после 1915 года (насильственно, или просто сироты, находящиеся у турок и курдов), сегодня уже начинают задумываться о том, что в их семьях имеются армянские корни, обретают свою идентичность и возвращаются к своим истокам. Сегодня в церкви Сурб Киракос уже совершено несколько крещений. Большинство же заявляет о своем армянском происхождении, но продолжают исповедовать ислам.

Это новая реальность, которую надо признать, понять, что помимо армянства Армении, Арцаха и Диаспоры ныне есть скрытые армяне-исламисты, составляющие значительную цифру в Турции. Их нужно воодушевлять, чтобы чувствовали себя армянами, были армянами.

Именно по этой причине в Диарбекире, совместно с местной мэрией, организовали курсы армянского языка, выпускников которых привезли в Армению в качестве приза по случаю окончания курсов. Все мы приехали в Армению с большой радостью и волнением. Я волновался, показывая им Армению, они же – видя Армению.

 Хотим вновь нанять учителя, который бы продолжил обучение армянскому. В Армении посетили офис ВАБС, ознакомились с условиями виртуального университета. Многие, особенно молодежь, сказали, что таким образом также могут научиться армянскому. Мы должны работать над тем, чтобы армянский язык развивался в Диарбекире, а затем и в других местах.

- Господин Раффи, сколько скрытых армян приняли участие в программе «Ари тун»?

 - Наша группа состояла из 50 человек в возрасте от 18 до 83 лет. Люди разных профессий, рода деятельности – адвокаты, врачи, купцы, педагоги, земледельцы, ремесленники, студенты и т. д. Все они армяне и хотят быть армянами, говорить на армянском. Эта программа должна быть очень полезна для них.

 - Вы много общаетесь со скрытыми армянами. Какие интересные истории можете рассказать?

- Таких историй много, история каждого скрытого армянина может послужить материалом для книги. Часть из них о принадлежности к армянству знала от своих родителей, в то же время они были настрого предупреждены, чтобы вне дома ничего не говорили  об этом, не раскрывали свое армянское происхождение.

Часть знала, где находятся Ереван и Армения, потому что жили среди курдов. Долгие годы правительство Турции принуждало курдов не использовать слово курд, не говорить на курдском. И эти люди только посредством Ереванского радио смогли сохранить связь с курдским языком, тем самым – и с Арменией.

Другая часть только в зрелом возрасте узнала, что они армяне, когда родители на смертном одре признавались им. Знаете, что это значит: удивленные, растерянные люди в 40-летнем возрасте понимали, что они отныне не турки или курды, а армяне.

К сожалению, по сей день в Турции слово армянин звучит как ругательство. Рассказывают, что когда мальчишки ссорятся между собой, курдские, турецкие мальчики, которые знают, что их сверстники скрытые армяне, называют их «армянин». Последние, ничего не зная о своем происхождении, воспринимают это как оскорбление и, в слезах, прибегают домой и жалуются, что их оскорбили – назвали армянином. и тогда родителям не остается ничего другого, как признаться, что это не ругательство, а реальность.

- Господин Раффи, в ходе посещения Армении двое диарбекирцев крестились в Эчмиадзинской церкви Св. Марии Богородицы. Интересно, как родилась у них эта идея?

- Несколько членов группы крестились в церкви Св. Киракос, другие пока остаются армянами-исламистами или атеистами. Когда приехали в Армению, ни у кого не было намерения креститься. Но Сами Челик, педагог в турецкой правительственной школе, сказал, что очень хотел бы осуществить свою мечту и стать армянином-христианином. Договорились, что крещение организуем в Эымиадзине, тем более, что в рамках программы «Ари тун» должны были посетить Эчмиадзин. Как уже сказал, этот человек учитель, и есть угроза, что он потеряет работу. Но он был очень упорен и захотел креститься непременно в Армении.

А Рахиме Карагаш колебалась, креститься или нет. Ее положение еще более сложно – она замужем за весьма религиозным курдом-исламистом, который поставил перед ней условие  никогда не менять веру. Но отец Рахиме на смертном одре завещал дочери непременно стать христианкой, поскольку они армяне. И она хотела непременно исполнить последнюю волю отца. С одной стороны отец, с другой – супруг. Рахиме стояла перед очень сложным выбором. В тот день, когда поехали в Сардарапат, на обратном пути она сказала, что тоже хочет креститься. Когда достигли Эчмиадзина, вместо одного крестились двое.

- Интересно, что изменится в их жизни по возвращении.

- По возвращении должны быть немного смелее, армянственность будет в них сильнее. Условия в Турции сегодня относительно лучше, и они почувствуют себя свободнее. Но в то же время каждую секунду там может возникнуть какая-либо неожиданность.

Одно могу сказать с уверенностью: они очень рады тому, что армяне, меняют имена, крестятся, хотят очень быстро выучить армянский. И их дети, последующее поколение, как армяне, будут еще более настроены.

- Не опасно сегодня в Турции смотреть в лицо собственной идентичности?

- Мы не вмешиваемся в эти вопросы. Не мы должны говорить им, что делать. И если они изъявляют желание возвратиться к своим истокам – надо помочь им. Но мы ни в коей мере не можем их принуждать, предпринимать какие-либо шаги без их согласия. Надеемся, что условия станут еще лучше.

- Известно, сколько скрытых армян живут в Диарбекире?

- Точных цифр представить не можем, но говорят, что в Диарбекире есть более 100 тысяч скрытых армян, живут люди с армянскими корнями, кровью

- Господин Раффи, сколько лет Вы занимаетесь этой проблемой? И что изменилось в Вашей жизни, когда начали общаться с исламизированными армянами?

- Над всем этим начал размышлять после убийства Гранта Динка, когда начал работать с проживающими в Турции родственниками. Чем больше общаюсь   со скрытыми армянами, тем больше растут масштабы проблемы, но в то же время появляется решение. Хотя тема эта и отнимает значительную часть моего времени, но это обязанность, которую я выполняю с большой любовью.

- Вы пианист, как удается совмещать?

- Пытаюсь совместить. Первый концерт после реконструкции церкви Сурб Киракос дал именно в церкви, представил отрывки армянских произведений, которые были прекрасно приняты. В церкви Сурб Киракос впервые после 1915 года прозвучала армянская музыка. Этот концерт был лишь началом, хотим осуществить и другие программы, создать культурный центр, дабы развить культурную жизнь в Диарбекире.

- Часто бываете в этом городе?

- Один-два раза в год. В Константинополе тоже есть скрытые армяне, но там жить легче – меньше давление, но надо общаться в основном с жителями Западной Армении – Диарбекира, Дерсима, Вана.

- Господин Раффи, мне известно, что Вы поднимались на гору Арарат.

- Это было одним из моих заветных желаний, которое осуществилось в августе прошлого года. Вместе с сыном Тароном поднялись на гору Арарат, с нами были американцы, голландцы. В первый день, когда заночевали на горе, из соседней палатки услышал армянскую песню: Сеганн э арат, димацн – Арарат… Зашли и узнали, что они из Армении и тоже решили взойти на Арарат. Решили бросить нашу   группу и присоединиться к ним. Когда достигли вершины Арарата, нас было шестеро армян, и это было очень волнительно – никогда не смогу забыть.

- Что же изменилось в Вашей жизни? 

- Сейчас я еще более полон решимости продолжать эту работу.

- Какие планы на ближайшую перспективу. Знаю, что у Вас есть программы, связанные с амшенскими армянами.

- Да, хочу, чтобы программу, осуществленную с диарбекирскими армянами, удалось реализовать и с амшенскими армянами. Это будет еще более сложная, трудная программа, потому что среди амшенских армян мало кто признает свое армянство, они еще раньше были исламизированы – около двух веков назад. Но и среди амшенских армян есть люди, которые знают, что язык, на котором они говорят – одна из форм армянского, а не турецкое наречие, как их учили. И с осознанием всего этого, в них многое может измениться. Многие начинают общаться со специалистами, изучающими эту тему, интересоваться, понимать, что у них есть армянские корни.

- А как состоялось сотрудничество с Министерством Диаспоры? 

- Наши эти программы невозможно было бы осуществить, не будь помощи Министерства Диаспоры. За все это я безмерно благодарен всем сотрудникам Министерства, особенно министру Грануш Акопян и господину Фирдусу Закаряну (руководитель аппарата Министерства Диаспоры. – авт), которые протянули руку, придали сил и мы совместно смогли осуществить все это.

Будем надеяться, что это только начало, и в дальнейшем мы сумеем вместе осуществить многие программы. У нас тепкерь есть опыт и последующие будут намного легче.

Беседовала Лусине АБРАМЯН